Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
Шипы и розы дизайнера
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Мария МЕТЛИЦКАЯ: «Муза – дама капризная»

Гоша Куценко: «Будущее – это самое главное слово»

Дата публикации 05.12.2013

Путь в профессию Гоши КУЦЕНКО (если строго официально, то Юрия Георгиевича Куценко – именно так прописано в Указе Президента РФ от 23 октября этого года о присвоении ему звания заслуженного артиста России) прямым не назовешь. Сначала он пошел по стопам отца-инженера, поступив во Львовский политехнический институт. Потом была армия и продолжение учебы уже в Московском институте радиотехники, электроники и автоматики (к тому времени его отца перевели в столицу в Министерство радиопромышленности СССР). Карьера вырисовывалась довольно отчетливо и наверняка была бы весьма удачной. Но... Куценко решил иначе – поступил на первый курс Школы-студии Московского художественного академического театра, которую окончил в 1992 году. Призвание взяло верх, и сегодня он один из самых востребованных артистов. Причем пробует себя в разных амплуа. Вот и на этот раз он приехал в Санкт-Петербург, где совсем скоро состоится премьера 3D мюзикла «Pola Negri» с его участием. В Парке культуры и чтения «Буквоед» он встретился со своими поклонниками и журналистами, в числе которых был и корреспондент «Вакансии».

– Вы стали артистом не в самое лучшее время: развал Советского Союза, кинематограф в кризисе, театры тоже испытывают немалые трудности… Не пожалели, что выбрали эту стезю?

– В 1990-х годах многие ушли из профессии. Оказавшись в тупике, как-то пытались выжить. В частности, я работал в рекламном агентстве. Мы придумывали рекламные ролики. Кстати, с нами был Филипп Янковский. Правда, меня в рекламе не снимали, я занимался размещением объявлений в газетах, кроме того – расселял московские коммуналки. Параллельно была какая-то работа в кино – оно в середине 1990-х начало возрождаться. К сожалению, после съемок одного фильма меня стали узнавать, и это стало вредить бизнесу риелтора. Мне говорили: «Вы же аферист!» Спрашиваю: «Почему?» Отвечают: «Так вы же играли афериста в фильме «Мама, не горюй», людей обманывали! Мы отказываемся с вами работать…» Такая вот постановка вопроса.

Вообще в тот период мне пришлось определяться: оставаться в бизнесе или возвращаться в профессию. Выбрал второй вариант, и нисколько не жалею. Хотя можно сказать, что остался верен своей профессии каким-то чудом. Помню, мне очень помогло телевидение – а именно теледискотека «Партийная зона». В нашей стране это были первые прямые эфиры на канале ТВ-6. Потом меня, слава богу, выгнали оттуда…

– В жизни в роли безработного приходилось бывать?

– Один умный человек сказал мне когда-то: «Тебя судьба ведет: если ты куда-то лезешь не туда, то она поправляет и нацеливает туда, куда нужно». Да, часто бывало, что оказывался без работы – ничего не делал, и это было довольно грустно. Потом вдруг что-то появлялось. Так, неожиданно для себя стал озвучивать мультфильмы. Особенно запомнился дубляж персонажа Эр Джея в мультфильме «Лесная братва», который шесть лет назад привез в Россию продюсировавший его Брюс Уиллис.

– Иными словами, за шквалом работы следует спад…

– Да, так часто бывает. Иногда как сейчас: одно, второе, третье кино, мюзикл… Но если подсчитать паузы, то набирается несколько лет простоя. К этому я привык и стараюсь такое время чем-то заполнять: что-то пишу, пытаюсь с друзьями что-то ставить. А раньше не находил себе занятия. Но судьба преподносила приятные сюрпризы, как в случае с «Лесной братвой» – на озвучании получил большое удовольствие. Кстати, потом меня пригласили в Канны на показ этого мультфильма, и это как раз было в мае – Брюс Уиллис первым поздравил меня с Днем рождения. Случилось это в 9 утра, и я заорал: «Кто там в такую рань?!» Вышел, завернувшись в полотенце, а на пороге номера – Брюс с поздравлением. Очень приятно! Потом он приехал в Москву, мы с ним прошлись по красной дорожке – и тут же посыпались предложения поработать. Оказывается, Гоша Куценко еще живой! (Смеется.)

– С кем-то из голливудских актеров хотелось бы сняться? Как вообще у вас складываются взаимоотношения с Голливудом?

– Мог бы работать в голливудских проектах, но стесняюсь своего английского – никогда не был им доволен. Хотя из Голливуда поступают вполне адекватные предложения. Но ведь многое зависит от того, как сыграешь. А я, если к какой-то роли не очень хорошо готов, комплексую. На сцену надо выходить мужественно – это определение режиссера Виктора Шамирова. Помню, лет десять назад мы шли играть какой-то спектакль, и я попросил: «Витя, скажи нам какие-нибудь напутственные слова». И он посоветовал: «Играйте мужественно». Хотя мы играли детскую сказку. (Смеется.) Но на самом деле это сильное слово, которое действует. Мужественно – мужское слово, это значит, ты идешь на смерть: иду на сцену – иду умирать. Надо сыграть как в последний раз, и ты отчаянно существуешь на сцене. Правда, тут главное – не переборщить…

Ну а по поводу Голливуда у меня нет никаких амбиций. Года три назад снимался в американской картине про инопланетян с бюджетом в $40 млн. Как ни крути, отношение к актерам в Голливуде иное. Я наблюдал за парнем, который получает $12 млн, и не мог понять, почему у них такая система критериев. Мы, российские актеры, немножко просоветские, основа внутри нас – уважение, а не то, что тот или другой артист получает $100 тысяч в день.

– Тем не менее в Голливуде отлажен кастинг, и засветившиеся актеры остаются в поле зрения…

– Да, там порой ищут артистов из стран бывшего соцлагеря. Нечто похожее на использование гастарбайтеров. Гастарбайтер из Москвы! Здорово? И вот где-то года два назад меня пригласили сняться в кинокартине «Война миров Z», где в главной роли – Брэд Питт. Звонит мой агент: «Одна из главных ролей, соглашайся!» Думаю: ну вот – судьба! Потом прислали сцену, в которой я должен был принять участие, – всего на пять страниц сценария. Перечитал роман, по которому поставлен фильм, и понял – не мое. Уговариваю себя: это современный роман, нужно быть прогрессивным! Но я еще со времен обучения в Школе-студии МХАТ определил для себя: если не вижу, как произведение можно сыграть на сцене, то не принимаю его. Если фантастика – то на уровне детской, где все ясно. В романе же все куда-то бегут, кого-то убивают, и я начинаю забывать, кто из какой группировки. Так вот, дошел до сцены с Брэдом Питтом на Красной площади – а мой герой потом умирает от рака легких. Какой из меня больной, особенно после предстоящего отдыха? Мы как раз с женой летели на Бали, и за оставшиеся несколько дней пять страниц текста попросту не выучить.

Но американцы пошли навстречу: «Вы нам подходите, подождем возвращения с Бали». Съемки в Лондоне – 40 дней, бешеная ставка в фунтах – можно расплатиться по всем кредитам. Заманчиво! Решил все-таки собраться. Читаю текст и понимаю, что не могу выучить: он написан не на привычном английском – на нем я все-таки говорю, а на сленге. Предложение запомню, но соединить слова не получается – не понимаю, почему после этого должен произносить другое, нет логической связи. Короче, прятался от американцев месяца два. На что мне мой агент сказал: «Наступит день, когда у тебя от зависти покраснеют уши».

И этот день наступил. Случайно в аэропорту пересеклись с Костей Хабенским, и в разговоре случайно выяснилось, что он как раз возвращается из Лондона – снимался в том самом фильме с Брэдом Питтом. Но самое интересное случилось потом, на премьере: сцену с участием Кости из фильма вырезали. Такое бывает...

У меня есть несколько проектов, связанных с Голливудом, в частности фильм о Нуриеве. Есть еще ряд проектов сильных фильмов. Но сотрудничать надо на равных – лучше приглашать их к нам.

– Тем более российский кинематограф постепенно заявляет о себе. Еще бы большее внимание молодежи к нему…

– Тут есть подвижки. Недавно дали посмотреть картину с моим участием «Курьер из рая» молодым ребятам. И они не оценивали ее по каким-то американским канонам кино, сказали, что это очень русский, трогательный фильм, их симпатии на стороне героя. А мне уже было казалось, что молодой зритель уничтожен поп-корном…

Считаю, что в российском кино все нормально, оно развивается по плану. У меня выходит шесть картин. Поэтому, думаю, всем надоем и на какой-то период спокойно перейду на сцену театра. В перспективе хочу снять кино как режиссер, пишу сценарий. Плюс сыграю там немножко. С возрастом (чего греха таить, он уже сказывается, судя по тому, как исполнял трюки в последней картине) нужно подумать о своем будущем. Надеюсь, оно связано с кинорежиссурой. У каждого человека есть будущее вне зависимости от возраста. У творческого человека будущее – это самое главное слово в жизни. Вот и в шикарном 3D мюзикле «Pola Negri» играю режиссера, и верится, что порадуем петербургского зрителя.

Петр НИКОЛАЕВ






<<- Следующая статья:
Шипы и розы дизайнера
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Мария МЕТЛИЦКАЯ: «Муза – дама капризная»








За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100