Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
Корпоративная культура: сила в единстве!
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Как стать счастливым на работе?

Лев ЩЕГЛОВ: «Для меня потеря ежедневника хуже потери бумажника»

Дата публикации 14.02.2008

Доктор Щеглов – это Имя. Порой даже фольклорное. Ведь уже даже анекдоты про доктора в ходу (он, кстати, их коллекционирует). А прохожие, узнав сексолога на улице, обычно улыбаются. И такая реакция ректору Института психологии и сексологии весьма по душе. Потому что он убежден: наука сексология, которой он себя посвятил, не может быть мрачной. Да и сам Лев Моисеевич – человек с юмором. Он даже публиковался в юмористическом журнале Жванецкого. При всем том мой собеседник – серьезный ученый, автор 15 монографий и научно-популярных книг… Впрочем, если начнешь перечислять все достижения, звания и регалии профессора, так и не закончишь…

– Лев Моисеевич, почему вы решили стать врачом?

– У меня всегда был интерес к чему-то гуманитарному. Правда, не было определенности с выбором, поэтому хотел пойти вслед за товарищем на философский. Но мой дядя сказал мне: «Ты что, не в себе?! Вся твоя философия будет диктоваться ближайшим обкомом партии. Я понимаю, что физика и математика – это не твое. Иди в медицину!». И дальше произнес совершенно фантастическую фразу, которая казалась мне тогда верхом идиотизма, а впоследствии – верхом мудрости. «Врач, – сказал он, – он и на зоне врач». Дядя пользовался в нашей большой дружной семье настоящим авторитетом. Имел большой жизненный опыт, в том числе с отсидками. И хотя я по юности лет авторитетов не признавал, но, как ни странно, задумался… Короче, пошел в медицинский. Однако я сразу знал, что не буду колоть, резать и так далее. Меня интересовала психика человека.

– А в сексологию как пришли?

– Занимаясь в студенческом обществе по психиатрии, я обратил внимание на то, что сексуальное представлено в психике не только здоровых, но и душевнобольных. И стал этим активно интересоваться. Кроме того, учитывая возраст, интерес подогревало и то, что ты становился загадочен для девушек.

– Каким образом завязался ваш грандиозный роман со СМИ?

– Кирилл Набутов нашел меня через одного из моих близких друзей – сценариста и драматурга Вадима Жука – и предложил участвовать в программе «Адамово Яблоко».

– На каких условиях?

– Во мне было тогда столько романтического восторга от этого предложения, что о деньгах вопрос вообще не стоял. Он был так же смешон, как если бы, приглашая друга погонять в футбол, посулить ему гонорар. Чуть позже мне предложили 50 или 70 долларов в месяц за участие в ночном эфире у Алексея Лушникова «Спросите у доктора Щеглова». Но я отказался, потому что посчитал, что лучше быть независимым, чем получать такие копейки. Хотя впоследствии деньги за работу на телевидении я получал. И там фигурировали уже совсем другие суммы.

– Ну а мысли о том, что вы себе имя делаете, присутствовали?

– Нет. Я даже не ожидал, что телевизор оказывает такое магическое действие. Как сейчас помню, прошло только 3 или 4 программы, и в Чебоксарах, где мы с коллегами читали лекции для врачей-психологов, я вдруг услышал: «Смотри, как мужик на доктора Щеглова похож».

– Вам это было приятно?

– Те, кто говорят, что им популярность неприятна, либо врут, либо кокетничают. Если интерес к тебе позитивный – это приятно. Другое дело, бывает, сидишь где-нибудь в кафе – подходят, вмешиваются в разговор, привязываются…

– Как себя в таких случаях ведете?

– Если человек способен понять, стараюсь мягко объясниться. Если нет, а это совершенно считанные случаи, приходится высказываться жестко. Потому что бывало: «Старик, давай выпьем!» – и чуть ли не целоваться лезет…

– В каком соотношении между собой находятся все ваши занятия?

– Процентов 50 – это институт, которым я руковожу и в котором читаю авторский курс. Около 20 процентов занимает консультативная деятельность. И процентов 30 – книги, телевидение и т. д. Такое соотношение сейчас для меня идеальное. В 35 лет я мог 10 часов подряд читать лекции и гордился этим. Сейчас я, может быть, и смог бы это делать, но не хочу.

– Сколько берете за консультации – это секрет?

– Секрет. Тем более что нет жесткой ставки. Зачастую, можете верить или нет, я вообще не беру с пациента деньги. Меня кто-то о ком-то просит или я вижу замученного, запуганного студента, который лезет в карман, где тщательно собрана сумма чуть ли не десятирублевками. И отказываюсь. Но не потому, что я такой благородный, а потому, что знаю, – для меня это несущественно, а для него очень важно. Кроме того, есть состоятельные люди, которые компенсируют всех этих студентов.

– Знакомые за советами насчет своих сексуальных проблем обращаются?

– Да, это профессиональное отягощение, и с этим ничего не сделаешь. У профессионалов даже было такое обозначение БЧП – бесплатная частная практика.

– Но тема-то пикантная…

– Пикантная. Но если кто-то из друзей готов открыться и просит помощи, как я могу отказать?.. Совершенно так же, если случится аппендицит, у меня есть знакомый профессор-хирург, и смешно подумать, что он с меня деньги за помощь возьмет.

– Над книгами дома работаете?

– Да. Причем с ручкой и листком бумаги. Для меня кусать ручку, зачеркивать, делать какие-то пометки на полях – вот это и есть процесс. А пальцами по клавишам я могу только готовое перекидывать. Впрочем, это делает наша сотрудница.

– Вы планируете свое время?

– Да. Я педантичен. Для меня потеря ежедневника хуже, чем потеря бумажника. Неожиданные события, конечно, случаются, но планы – это как скелет, вокруг которого может быть больше мяса или меньше. Если взять мой ежедневник, на каждый день записана куча дел. Но меня это не угнетает, потому что это мой выбор.

– Профессия на вас отпечаток наложила?

– Иногда замечаю, что, к сожалению, не способен быть романтичным. Потому что за какими-нибудь милыми щебетаниями я вижу истеричность, демонстративность... Я анализирую, и мне это мешает. Но в то же время иногда и помогает. Ведь ты же склонен видеть истинные механизмы человека, а не предъявляемые. Какие-то элементы профессиональной деформации есть, но нельзя доводить эту мысль до абсурда, потому что тогда получилось бы, что гинекологи – импотенты, психиатры – сумасшедшие и прочее. Кроме того, есть такое понятие, как ролевое поведение. Сейчас я в роли интервьюируемого, потом позвоню сыну, буду в роли отца… Такая способность переключаться позволяет человеку все-таки оставаться спонтанным.

– Вы считаете себя обеспеченным человеком?

– У меня квартира в центре города, у сына своя квартира, есть хорошая машина, возможность ездить за границу... Но я считаю себя тем самым средним классом, которого сегодня так катастрофически не хватает в России.

Материал подготовил
Василий ТАХИСТОВ







<<- Следующая статья:
Корпоративная культура: сила в единстве!
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Как стать счастливым на работе?





Подписка на
Новые статьи Вакансия.ру








Рассылки Subscribe.Ru
Зарплаты двух столиц
Зарплаты двух столиц
 
Content.Mail.Ru  Рассылка 'Зарплаты двух столиц'  Рассылка 'Новости сайта ВАКАНСИЯ от А до Я'

За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100