Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
Гоша Куценко: «Будущее – это самое главное слово»
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Итальянский обед приятно растянуть

Мария МЕТЛИЦКАЯ: «Муза – дама капризная»

Дата публикации 02.12.2013

Популярность писательницы Марии МЕТЛИЦКОЙ (и, соответственно, растущие тиражи ее книг) объясняется просто: она пишет о том, что волнует каждого. Это житейские истории, герои которых не похожи на нас, и в то же время очень узнаваемы. С интересом прочитав очередное произведение Метлицкой, становишься мудрее, потому что невольно примеряешь ту или иную ситуацию на себя и решаешь, как бы поступил сам. Тем более что ситуации по большому счету не столь уникальны – с подобными случаями то и дело встречаются многие. Во время недавнего визита в Петербург с писательницей встретился корреспондент «Вакансии».

– Начну с того, что меня удивило: ваши герои из абсолютно разных профессиональных сфер, но везде ощущается достоверность в деталях, в которых сведущи лишь специалисты. Как удается этого достичь?

– Отвечу примером. У меня есть рассказ «Прощай навсегда» о людях на хуторе в российской глубинке. Там было и про волчий капкан, на что обратила внимание мой редактор в издательстве: «Маша, откуда такое знание жизни?» Наверное, много читала и где-то подробности откладывались. Лучшие знания – из книг. Видимо, мозг устроен так, что в нем есть «ловушки», где все прочитанное до поры до времени хранится и потом всплывает. Поверьте: ни разу не была на охоте и волчьих капканов не видела никогда в жизни…

Вообще всегда стараюсь быть предельно внимательной в деталях, потому что читают мои книги во всех регионах страны, в городе и в деревне – нельзя допускать неточностей. Любая мелочь способна подорвать доверие ко всему тексту. Поэтому если чего-то не знаю и не могу наверняка уточнить, то обхожу этот нюанс или просто не вдаюсь в подробности.

Многое писателю дает общение с людьми. Запросто могу подолгу разговаривать с любой женщиной: городской или сельской, разного социального статуса и уровня образования. Женщина женщину всегда поймет – переживания у всех примерно одинаковые, независимо от условий жизни. Ну а проблем с коммуникабельностью у меня никогда не было.

– Наверное, сказываются профессиональные навыки общения, вы ведь врач по образованию. Почему после школы пошли в медицину?

– С выбором профессии все произошло довольно банально. По стопам родителей идти не хотела: отец – инженер, а мама – экономист. В математике познания были плачевные – не могла решить простое уравнение. Понимала, что на журналистику не поступлю – там бешеный конкурс и требовались публикации в прессе, а у меня только отличные школьные сочинения. Стать юристом? Они в конце 1970-х были не в моде у молодежи. И вот тогда очень близкий друг нашей семьи, профессор, посоветовал мне поступать в медицинский институт. Что еще оставалось? Окончила и потом семь лет проработала врачом-терапевтом. Кое-где в моих произведениях можно заметить некоторые профессиональные вкрапления. Правда, сейчас современные технологии лечения ушли далеко вперед, но дома я по-прежнему главный врач.

– Как получилось, что вы стали заниматься писательским трудом?

– Первотолчок произошел четырнадцать лет назад в очень непростой для меня период: были серьезные проблемы со здоровьем и в целом тяжелая жизненная ситуация – после того как муж потерял работу, мы оказались попросту нищими. Тяжело пришлось… И надо было либо ползти до могилы – доживать свое, либо попытаться восстать против обстоятельств. Выбрала второй путь. Забегая вперед скажу, что, видимо, способность писать послана мне как награда за пережитое. Хотя в тот период после кризиса 1998 года чем только не занималась: сначала расписывала отреставрированную дачную мебель, потом пошла в Дом художника и окончила курсы по росписи тарелок (хотя совершенно не умею рисовать – это чисто прикладные технические навыки), что-то даже продавалось из тех моих работ. Тогда и стала писать для себя: от руки – на компьютер попросту не было средств. Прочла мужу первые рассказы, и он – человек сентиментальный – расчувствовался и предложил показать людям, знающим в этом толк.

Как раз в то время на ВДНХ проходила международная книжная выставка, и я, переписав рассказы на дискеты, раздавала издателям. Практически все они говорили, что рассказы их не интересуют, поэтому без каких-либо надежд покидала выставку. И вдруг через несколько дней раздался звонок – редактор одного из издательств (сегодня этого издательства уже нет) все же прочла мои рассказы и дала им «зеленый свет». Вышли две книги. Потом стала сотрудничать с издательством «Эксмо».

– Сама технология работы над произведениями у разных писателей порой существенно различается: одни просыпаются очень рано и пишут до обеда, другие начинают по-настоящему творить за полночь… Как строится ваш рабочий день?

– Во мне уживаются две женщины. Одна – Мария Колесникова (это моя настоящая фамилия), у которой вполне обычная жизнь со своими радостями и проблемами. Это муж, дети, собака, борщи и котлеты, пылесос – все как у большинства женщин. Другая – писательница Мария Метлицкая, в которую я перевоплощаюсь в 12 дня, когда ухожу с кухни и сажусь в отдельной комнате за рабочий стол. Все домашние уже знают, что до 17-18 часов ко мне никто не должен заходить, нельзя и звонить – начался мой рабочий день. Правда, порой мои близкие это табу нарушают – что-то нужно от мамы, жены и дочери…

У меня есть определенная норма, которую должна за день написать. Если получается меньше – расстраиваюсь, сделала норму – у меня хорошее настроение. Выходной – один день в неделю. Привыкла к такому графику, и сейчас уже не могу не работать – для меня это стало неотъемлемой потребностью. В этом, наверное, мое счастье и несчастье одновременно: бессонные ночи, когда в голову лезут различные сюжеты, и нет настоящего покоя. Хорошо сплю только тогда, когда у меня есть две-три недели отдыха после сдачи очередной книги и до начала работы над новой. В этот период научилась отключаться и забывать о своей творческой деятельности.

– Такое понятие, как биоритмы, когда наиболее продуктивно работается, не актуально для писательницы Метлицкой?

– На это отвечаю так: «Если я буду ждать свою музу, то процесс может затянуться надолго, – она дама капризная». Это ремесло подразумевает рабочий день, работу. Хотя никто надо мной не стоит и не контролирует, я, как человек очень организованный, всегда лучше себя чувствую, если сделаю все то, что наметила. Сама ощущаю, что с годами появился профессионализм, и в норму – одна книга в четыре месяца – укладываюсь. Еще ни разу задержек не было – все сдавала в указанный издательством срок.

– Только что в свет вышла ваша очередная книга – «Ошибка молодости». В чем ее отличие от предыдущих? Что хотели в ней сказать?

– Это моя одиннадцатая книга. «Ошибка молодости» – не роман, а собранные под одной обложкой повести и рассказы. Первая повесть и дала название всей книге. Хотя я бы взяла это название в кавычки, потому что герой книги назвал «ошибкой молодости» то, что сама назвала бы предательством. Конечно, все мы совершаем ошибки и в молодости многие из нас наломали дров, и за это либо уже расплатились, либо продолжаем расплачиваться. Есть ошибки, которые мы можем сами себе простить, и жизнь нам прощает. Но есть и такие, что ломают наши судьбы и судьбы окружающих.

Но никогда никого из своих героев не сужу, а нередко даже пытаюсь оправдать – есть определенная авторская позиция. В любом случае право делать окончательные выводы всегда за читателями.

Книга дорога мне еще и тем, что прототип мальчика-инвалида из повести «Ошибка молодости», который впоследствии стал очень хорошим талантливым человеком, – мой племянник. Он родился с серьезным физическим недугом, но потом стал большим ученым – дай ему Бог здоровья!

– Не было предложений экранизировать ваши романы? На первый взгляд кажется, что они довольно кинематографичны…

– Права на экранизацию двух романов – «И шарик вернется...» и «Дневник свекрови» проданы телеканалу «Россия». Предполагается, что зрители увидят фильмы в прайм-тайм – наиболее активное время телепросмотров. Видимо, внимание кинематографистов привлекло то, что у того же «Дневника свекрови» было 15 дополнительных тиражей, он разошелся в почти 100 тысячах экземпляров. На мой взгляд, получился прикольный роман, но, признаться, на такой успех не рассчитывала – читателю виднее.

– Сами не пробовали писать сценарии?

– Нет. Это ведь отдельная профессия, и люди пять лет учатся, чтобы получить диплом сценариста. Но с моим мнением считаются: приглашают на кастинги, советуются. Не знаю, что в итоге увидим на телеэкране, но к тексту отношение бережное. Это мой первый опыт в кино, поэтому трудно делать какие-то выводы.

– Несколько слов о том, что ожидает ваших читателей в ближайшее время.

– Сейчас выходит третий роман – семейная сага «Дорога на две улицы». Это классически структурированный роман: в определенной хронологии течет жизнь семьи, и читатель знакомится с ее четырьмя поколениями.

Работаю над повестью «Чужие письма» с определенной интригой и продолжаю писать рассказы. В голове исподволь рождается новый роман, но пока всех секретов выдавать не буду – в нем есть что рассказать и чем заинтересовать читателя.

Хотя главная цель моего творчества – дать людям надежду. После выхода книги «Второе дыхание» мне потом многие женщины при встречах говорили и писали, что, лежа в больнице на операции или после поздних разводов, пережив тяжелые испытания, прочитали ее и вновь захотели жить, не опустили руки. Звучит пафосно, но это не мои слова. Такие признания дороже всего, и ради этого стоит работать!

Петр НИКОЛАЕВ






<<- Следующая статья:
Гоша Куценко: «Будущее – это самое главное слово»
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Итальянский обед приятно растянуть








За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100