Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
Кто хочет – тот добьется
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Стоит ли посылать резюме всем подряд

Научная фантастика

Дата публикации 06.02.2012

Физик-ядерщик Александр КОЗЛОВ извиняется, что он у себя дома без футболки. В Сиднее жарко. И хорошо. Мой собеседник поменял аспирантуру Харьковского физико-технического института на аспирантуру государственного университета Австралии (UNSW) пять месяцев назад. Но эмоции от фантастических профессиональных и жизненных перемен до сих пор переполняют его. Мы разговариваем по Скайпу…

– Однажды мне захотелось все бросить и уехать. Куда? Конечно, на край света! Многие друзья по науке уехали в Европу. А вот в Австралии – никого. Даже знакомых знакомых не было.

– Почему захотелось уехать?

– Я бывал за границей на научных конференциях. Прислушивался к мнению друзей, которые там работают. Заграничные условия выглядели очень привлекательными. Я стал писать письма профессорам за рубеж. В Австралии нашел русского профессора из Новосибирска, иммигрировавшего после распада Союза. Он объяснил мне, как подать заявку на то, чтобы претендовать на место и стипендию в аспирантуре UNSW.

– Зачем австралийскому университету учить иностранцев, да еще и платить им стипендию?

– Я тоже этого не понимаю! Мой профессор объяснил мне, что таким образом Австралия налаживает контакты с различными странами. Обучение иностранцев финансируется государством. (Я познакомился здесь с представителями, наверное, 50 стран!) Единственное условие – выпускник аспирантуры должен на 2–3 года вернуться в свою страну и продолжать развивать то научное направление, которым он занимался во время обучения. Например, мой сосед по комнате в общежитии – филиппинец, должен будет вернуться на родину и продолжать заниматься биоинженерией.  Но самое интересное, что мне дали стипендию не от государства, а от университета (такие тоже есть), что не накладывает на меня никаких обязательств вообще. В мое образование вкладывают 300 тысяч долларов без каких-либо условий!

– Что потребовалось сделать, чтобы получить это место?

– Не считая того, что я очень хорошо учился, месяца четыре я занимался перепиской. И месяца два собирал документы, оформлял визу. И это считается быстро. На все СНГ посольство Австралии только в Москве. Даже медкомиссию (самую простую) можно пройти только в строго определенных местах – в Киеве или Москве. И за 150 долларов.  Австралийская бюрократия – это отдельная история. Но в отличие от нашего бюрократа австралийский – твой друг. Например, когда я прилетел в Сидней и заполнял жуткое количество бумаг для поступления в университет, чиновник, наверное, раз пять мне объяснял одно и то же. И каждый раз с готовностью, дружелюбием, без тени раздражения!

Считали, сколько всего денег ушло на то, чтобы уехать?

– Да. Включая билеты на самолет и сбор всех документов – 3500 долларов. Долги до сих пор отдаю. Ведь в Харькове я зарабатывал, если перевести на рубли, менее 10 тысяч. Это при том, что я учился в аспирантуре, работал на части ставки младшего научного сотрудника, занимался репетиторством, помогал бухгалтерии как сисадмин и еще вел практические занятия со студентами.

– То есть вы ничего не потеряли?

– Только то, что по своей специальности дома я работать уже, скорее всего, не смогу. В Австралии нет кандидатской степени. Я буду защищать сразу докторскую. Но если украинский диплом в Австралии признается, то австралийский на Украине – нет. Кроме того, в харьковском институте я наблюдал несколько случаев, когда наши физики возвращались, поработав за границей… Не то чтобы им специально вредили. Но они постоянно натыкались на бюрократические преграды, которые остались еще со времен холодной войны. В таких условиях заниматься наукой сложно.

– Какой материально-бытовой расклад у вас в Сиднее?

– Стипендия 2000 долларов в месяц. 1100 я плачу за общежитие – это комната в блоке с кухней, ванной, туалетом, практически однокомнатная квартира.

– Одеваетесь в секонд-хенде?

– Какой секонд-хенд! Здесь одежда дешевле, чем в Харькове. Причем китайские вещи в Австралии не то, что у нас. Они отличного качества! А на еду у меня уходит всего 200 долларов. Так что я вполне комфортно себя чувствую. Но вообще здесь все аспиранты кем-то подрабатывают: от уборщиков до барменов и программистов-фрилансеров. Приятное отличие у физиков в том, что мы можем вести практические занятия у студентов на своем факультете. И за это платят 40 долларов в час! Больше, чем получают бармены. Так что, надеюсь, вскоре (я уже отправил заявку) после оплаты общежития у меня будет оставаться не 900 долларов, а 2000.

– Если сравнивать харьковскую аспирантуру и сиднейскую…

– Вес ученого определяется количеством и качеством его публикаций в научном журнале. Если дома у меня получилось опубликоваться два раза за год, то здесь – два раза за четыре месяца. Причем в существенно более весомом журнале – практически в лучшем журнале Европы по физике. При этом я получил отличные рецензии.

– В чем же дело?

– Дома я добирался до института полтора часа, здесь – четыре минуты. Разрывался на пяти работах. Теперь – сосредоточен только на науке. Здесь к тебе каждый бросается на помощь. Если ты зашел к своему профессору, он немедленно отложит свои дела, скажет жене (если он разговаривал с ней по сотовому): «Извини, дорогая, ко мне пришел Саша!» В харьковском институте у нас был бесплатный доступ только к научным журналам 90-х годов – это в лучшем случае. Здесь университет платит колоссальные деньги за то, чтобы мы могли через Интернет воспользоваться абсолютно любой научной литературой. Дома, чтобы просто заглянуть в свежую научную публикацию, нужно было потратить 20 евро. Сюда приезжают профессора со всего мира, и ты реально можешь обмениваться с ними опытом. Словом, здесь все отлажено, как часы. Сделано все, чтобы люди могли заниматься наукой. Причем не только прикладной, как у нас, но и фундаментальной.

– Какие, как вам кажется, у вас перспективы после окончания аспирантуры и получения докторской степени?

– Трудоустроиться в Австралии будет очень сложно. Скорее всего, буду искать работу в Европе. Да, там на каждое место в университете претендует человек десять. Но, как я теперь знаю, это не страшно. На мою стипендию в  Сиднее претендовало около 200 кандидатов!

– Сколько зарабатывают доктора наук?

– Если судить по нашему университету (вся эта информация совершенно открыта), минимальная зарплата 90 000 долларов в год. А вообще нормальная зарплата профессора 150 000 долларов. Это не считая дополнительных проектов, которыми обычно занимаются ученые.

– Почти пять месяцев вы в Сиднее. Жизнь поменялась фантастически. Как самоощущения?

– Отличные! Условия в общежитии намного лучше, чем те, в которых я жил дома. Еда чистая. Люди!.. Вы смотрите им в глаза, и они вам улыбаются. Я сначала думал: может у меня пятно на рубашке. Потом понял: это просто страна счастливых людей. Здесь даже бомжи счастливы.

– Ну, про американские улыбки, например, говорят, что это только маски. У всех все всегда ОК, а о наболевшем, личном говорить между собой не принято…

– Я действительно скучаю по людям из родного города. Но австралийская открытость – не маска. Они по своему менталитету очень похожи на нас. И с ними запросто можно поговорить по душам. Да, может быть, не сразу. Но если ты с австралийцем уже некоторое время общаешься, можешь подойти и сказать: «Знаешь, у меня сегодня полная фигня! Давай нажремся!» И он ответит: «Давай!» Вы поговорите обо всех своих проблемах. И пусть и не надолго, ты почувствуешь себя, как дома.

Василий ТАХИСТОВ






<<- Следующая статья:
Кто хочет – тот добьется
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Стоит ли посылать резюме всем подряд








За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100