Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
У охранников есть возможность заработать ночью
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Кудесники с кузнечного двора

Везде наши

Дата публикации 08.07.2012

Что-то обобщать по поводу русскоязычных, работающих за рубежом, и просто, и сложно. Сложно потому, что сколько стран – столько нюансов. Да и в пределах одного отдельно взятого иностранного государства наши соотечественники устроены очень по-разному. Ну а просто – потому, что характерные особенности у наших за границей все-таки есть. Обратиться к этой теме нам помог Руслан ЮСУПОВ. Будучи студентом восточного факультета Казанского университета, он уехал в Китай по обмену. И когда учился в аспирантуре университета Гуанчжоу, писал диплом о русскоязычной диаспоре этого города. С наблюдений Руслана и начнем…

– Когда китаец встречает за границей китайца, он с радостью бросается к соотечественнику, – сравнивает мой собеседник. – Потому что видит в нем родственную душу и потенциальную поддержку. Русский от русского шарахается. Для него соотечественник – прежде всего потенциальный конкурент за место под солнцем. Это, конечно, плохо. Но еще хуже было бы об этом умалчивать.

Всех русских в Гуанчжоу можно разделить на две категории – «благовещенцы» и «москвичи». Первые приехали из городов, находящихся рядом с китайской границей, – главным образом, Благовещенска и Хабаровска. Они дружны между собой, посещают русский клуб, питаются в ресторане «Украина». Активно общаются на форумах в Интернете. Причем именно в своем узком кругу. Темы звучат таким образом: «Кто из Благовещенска? У нас аллергия на свинину. Подскажите…»

«Благовещенцы» при удачном раскладе работают в местных логистических компаниях, в которых обслуживают нужды русских бизнесменов, поставляющих китайский товар в Россию. В частности, логистикой занимаются бывшие вузовские преподаватели из Хабаровска, составляющие свою отдельную подгруппу диаспоры.

Самую многочисленную и нестабильную часть «благовещенцев» и вообще русских Руслан обозначает «туфельники». Это люди, которые покупают китайский ширпотреб мелким оптом и железнодорожными посылками отправляют (обычно через Читу) на российский рынок.

Иногда «туфельники» подсобляют в переправке товара тем русским бизнесменам, которые решили сэкономить на услугах логистических компаний. Своей деятельностью «туфельники» занимаются неофициально. А шестимесячную визу получают, как правило, заплатив порядка 800 долларов на каких-нибудь курсах, которые потом, естественно, не посещают.

Доход «благовещенцев» составляет приблизительно 1500 долларов на одного работника в месяц. На жизнь – съем жилья, питание, транспорт, одежду – хватает половины этой суммы. Оставшаяся половина обычно отсылается родным в Россию, где с работой и заработками зачастую катастрофически плохо.

Перейдем к «москвичам» – кроме собственно москвичей это еще и петербуржцы. Водиться с соотечественниками жители российских столиц, как правило, брезгуют. Для своих детей – чтобы они все же не забыли родной язык – они нанимают репетиторов, обычно из русских студентов.

Работают «москвичи» в международных компаниях и зарабатывают хорошо. Досуг проводят в дорогих барах. Там они в компании западных европейцев и американцев наслаждаются осознанием своей избранности.

Руслан провел интервью с 33 представителями русской диаспоры. И ему было непросто. Потому что подозрительностью к соотечественникам объединены все русские, независимо от того, откуда именно они приехали. Особенно пугал опрашиваемых диктофон…

Выйдем за пределы исследования Руслана. В Китае, кстати, почти не представлены русскоязычные, целенаправленно уехавшие за рубеж на ПМЖ. Зато в таких странах, как США, Израиль, Германия, Австралия, Финляндия – наши везде и всюду. Вообще, сейчас, если есть желание эмигрировать или просто съездить поработать, нет ни одного препятствия, которое могло бы этому помешать. Доходит до того, что в маленьком городке Omagh в Великобритании (не самой, кстати, популярной среди эмигрантов страны) мой следующий собеседник рижанин Михаил АНЧЕВСКИЙ живет и работает не просто в кругу русскоязычных, а в кругу русскоязычных из Латвии.

– Пять лет назад на «Одноклассниках» я списался со своим старым знакомым, – рассказывает он. – Оказалось, что он в Англии. Я стал интересоваться, как оно там с работой. Даже не насчет себя, а насчет своих взрослых сыновей. Через полгода он пригласил их собирать горноперерабатывающие машины. А через год сыновья пригласили уже меня. Как граждане страны, входящей в еврозону, мы можем передвигаться по Европе без виз.

Я приехал и сразу влился в рабочий коллектив. Смотришь, что делают другие, и повторяешь. Ничего сложного тут нет. Грубо говоря, нужно научиться закручивать определенные гайки. Единственное, что вся документация на английском. А у меня с английским напряженно. Но ничего – освоился. Вне работы тоже проблем с этим нет. Если тебе понадобилось обратиться, допустим, в суд или поликлинику, указываешь, что тебе нужен переводчик. И его предоставляют бесплатно.

В нашем цеху пять человек, включая двух моих сыновей. Все из Латвии. Да и вообще во всех трех цехах предприятия – половина русских, половина словаков. Причем ставка у нас такая же, как у местных. И заставить нас что-то делать помимо того, что прописано в контракте, никто не может. Тем более что перед тем как переключаться на любую новую работу, здесь необходимо пройти инструктаж по технике безопасности.

Немножко поначалу напрягало то, что перерывы в работы здесь можно делать только в строго определенное время. Рабочий день у нас с 8 до 16.30. Но если есть необходимость, руководство предлагает работать с 6 до 19. Естественно, добровольно и за дополнительную плату. Так вот, в такой увеличенный день пятнадцатиминутные перерывы в 8 часов, 9.30 и 16.30. И получасовой перерыв на обед в 12.30.

Времени на отдых хватает. Больше устаешь, когда по каким-то причинам мы не обеспечены работой. Потому что тогда мы все равно должны находиться в цеху. Но открыто сидеть и ничего не делать здесь не принято. Ты должен хотя бы делать вид, что пол подметаешь.

Платят нам 6,6 фунта в час в рабочее время, 9,8 – за переработки. Официально у нас пятидневка. Поэтому работа в субботу тоже считается переработкой. Так или иначе, за неделю я зарабатываю 350 фунтов, не особо напрягаясь.

90 фунтов в неделю уходит на съем дома со всеми удобствами. Эти расходы мы делим пополам с сыном. На питание для сына, его жены, их ребенка и меня тратится фунтов 70 в неделю. В итоге 600–700 фунтов я отправляю домой.

В принципе меня все в Великобритании устраивает. Англичане вежливые до безобразия. Им не нужно думать, как заработать на кусок хлеба. Ходят, улыбаются, и все им до лампочки. Здесь, кстати, такая хитрая система – чем меньше работаешь, тем больше получаешь. Если человек не хочет работать, он идет в службу соцобеспечения, жалуется на низкие доходы и большие кредиты. И ему помогают. Хотя для этого нужно, конечно, хорошо знать законы и владеть языком.

В городе живут человек пятьдесят из Латвии. В этом кругу мы и общаемся. Хотя, по большому счету, делать после работы нечего. И я обычно провожу свободное время в Интернете.

Василий ТАХИСТОВ






<<- Следующая статья:
У охранников есть возможность заработать ночью
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Кудесники с кузнечного двора








За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100