Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
«Какого пола чебурашка?»
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Протежировать надо с умом

Второй дом для скульптора

Дата публикации 28.01.2015

Художников и скульпторов обычно пишут через запятую. В этом есть своя правда: те и другие учатся в одних и тех же художественных школах и вузах. Однако с точки зрения профессиональной деятельности разница очень большая. И прежде чем мы предоставим слово молодому скульптору из Воронежа Виталию ЛОКОТКОВУ, оговоримся об основных аспектах. Заказчика всегда интересует конечный продукт. Для того чтобы написать картину, художнику не требуется особых материальных вложений и особых условий. Мастерская – это, конечно, здорово. Но можно писать и дома. И еще очень важный момент – художник выполняет сам всю работу с начала и до конца. Слепить модель из пластилина тоже можно дома. А вот чтобы превратить ее в итоге в металлическую или каменную скульптуру (тот самый конечный продукт), нужны: недешевые материалы, особое помещение, оборудование, инструменты, а если речь идет о литье, то и помощь литейщика. Ну и, наконец, без физической силы в этой профессии не обойтись. Женщины среди скульпторов – большая редкость. Все эти сложности приводят к тому, что пресловутый переход от дипломированного специалиста к профессионалу у скульпторов особенно тяжел. И очень многие его не выдерживают. Мой собеседник выдержал…

– В художественный кружок меня отдали с раннего детства, – рассказывает Виталий Локотков. – Преподавательница скоро разглядела во мне способности и попросила передать родителям, чтобы они к ней подошли. Я испугался: «Может, я в чем-то провинился?..» Но речь, как выяснилось, пошла о том, что хорошо бы мне поступить в более серьезное заведение – в художественную школу. И родители этому совету последовали.

– Таким образом, ваше профессиональное направление было предопределено?

– По большому счету да. Мы очень тепло общались с преподавателями по художественным предметам. Причем и в художественной школе, и в колледже (при педагогическом университете), и на художественном факультете самого педагогического университета, куда я потом поступил. Видя, как работают они, я понимал, чего я могу при усердии достигнуть сам.

После третьего курса я выбрал специализацию – скульптура. Как раз в то время к нам в вуз пришел преподаватель скульптуры из питерской Академии художеств Владимир Николаевич Сидоров. Все мы были в шоке от его высочайшего уровня преподавания. До него ничего подобного у нас не было.

Тут еще дело было вот в чем. На художественном факультете педагогического вуза учат не столько предмету, сколько методике его преподавания. У меня даже была идея пойти в аспирантуру именно для того, чтобы добрать там как художник и скульптор. Но когда я посмотрел, что там изучают, то обнаружил – все те же педагогика и психология. И я от идеи учиться в аспирантуре отказался.

А Владимир Николаевич настоящий мастер. Причем сам активно работающий. Мы сдружились. И некоторых учеников, в том числе меня, он стал привлекать к работе над заказами как подмастерьев.

– А вы понимали, что если не станете скульптором, то придется, скорее всего, идти учителем ИЗО в школу?

– Понимал. За время учебы у нас было две педагогических практики – в общеобразовательной школе и в художественной. И я определил для себя – если уж пойду преподавать, буду стремиться именно в «художку», где у детей глаза горят.

– Насколько я слышал, самая большая проблема для начинающего скульптора – мастерская…

– Мастерская Владимира Николаевича стала для меня вторым домом. После окончания университета я работал с моим учителем еще четыре года. На протяжении обучения к нему ходило много ребят, но остался только я. Не считая тех элементарных вещей, которые давали в вузе, я научился у Владимира Николаевича практически всему.

– А у вас не было амбиций делать что-то полностью самостоятельно?

– Конечно, были. Иной раз наши идеи совершенно расходились. У каждого ведь свой взгляд на творчество. И когда я окреп как скульптор, я перешел работать в другую мастерскую. Мы снимаем ее с товарищем на двоих. Он литейщик. Я скульптор. Помещение большое, есть все оборудование – здесь и лепим, здесь и льем.

– Заказов хватает?

– Да. Заказчики обращаются через заказчиков, которые уже знают, на что я способен.

– На что, например?

– Метровый осетр, бобер в натуральную величину из бронзы. Вообще, часто заказывают животных в натуральную величину.

– Как все это делается?

– Изначально леплю из пластилина или глины. Потом делается форма из резины или гипса.

– Литье заказываете?

– Да. Но в отличие от большинства коллег, которые только лепят, я провожу работу на всех этапах. Гипсовая форма состоит из множества кусков и собирается-разбирается, как конструктор. С ней я иду к литейщику. Мы все подробно обсуждаем. Иной раз приходится и поспорить.

– Вживую с заказчиками встречаетесь?

– Да. Эскизные варианты можно пересылать. Но утверждение модели в объеме – со всех ракурсов – нужно обсуждать вживую.

– Организационной работы много?

– Хватает. Особенно это касается поиска материалов и инструментов, с которыми в нашем городе неважно.

– Что можете сказать по поводу заработка?

– Он не всегда стабилен. Но если художникам над каждой копией (если есть такой заказ) приходится трудиться отдельно, то у скульпторов возможна серия. Сделал форму – и она как печатный станок.

– Какую самую большую серию заказывали?

– Сто штук – это копия памятника Петру I, кабинетная бронза.

– А другие заказчики могут сказать: «Хочу такое же изделие!»?

– Пожалуй, нет. Даже если люди заказывают нечто похожее, все равно хотят каких-то видоизменений. Да и самому мне было бы неинтересно лить одно и то же.

– По каким причинам вы можете отказать?

– Например, если работа идет вразрез с христианской религией. То есть, допустим, просто Будду я слеплю. А вот дьявола в определенных интерпретациях – нет.

– А по творческим мотивам?

– Мы всегда договариваемся. Скорее, бывает, что люди что-то заказывают не то, потому что не представляют технологических нюансов. Тогда просто их объясняешь.

– Физическая сила для работы скульптора требуется?

– Требуется. Даже для того, чтобы просто намешать глину. Или вот, например, лепили из глины фигуры детей в натуральную величину. Так вот, скульптура весит раза в три больше, чем ребенок.

 

Василий ТАХИСТОВ







<<- Следующая статья:
«Какого пола чебурашка?»
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Протежировать надо с умом





Подписка на
Новые статьи Вакансия.ру






Видекурс
Моя первая ЗЕРКАЛКА!


Рассылки Subscribe.Ru
Зарплаты двух столиц
Зарплаты двух столиц
 
Content.Mail.Ru  Рассылка 'Зарплаты двух столиц'  Рассылка 'Новости сайта ВАКАНСИЯ от А до Я'

За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100