Работа и поиск работы. Вакансии и резюме. Рынок труда: анализ, информация, статистика.

<<- Следующая статья:
Массаж по-тульски
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Если работа мешает полетам

Зоопсихология без формальностей

Дата публикации 30.10.2017 Москва

Даже и не знаешь, как представить Дмитрия Тарасова: биолог, кинолог, зоолог, психолог, зоопсихолог, ученый, исследователь, предприниматель, тренер, консультант – все подходит.

– Мысли о том, чтобы связать свою жизнь с кинологией и биологией, меня посещали с раннего детства. В семь лет я нос к носу столкнулся с большой восточно-европейской овчаркой, выходившей из лифта. Страх быстро прошел, и я почувствовал запах собаки. Мне сложно объяснить, что произошло. Это было что-то мистическое.

– Каким образом у ребенка проявлялись подобные интересы?

– Я наблюдал за природой и животными. Никогда не пропускал передачи на эту тему. Читал, размышлял, подвергал прочитанное сомнениям. Мечтал работать с собаками. Все это сильно отвлекало меня от учебы. И бабушка, чтобы я понял, насколько кинология тяжелый труд, отвела меня на дрессировочную площадку, где работала мой кумир.

– А как появился кумир?

– Когда я смотрел фильмы с участием собак, то понимал, что они там по-настоящему играют. Я специально отыскивал в титрах фамилию дрессировщика – почти всегда это была Лидия Острецова. В библиотеке я нашел ее книжку. А потом выяснилось, что бабушкина однокурсница хорошо знает Лидию Ивановну. И когда меня спросили, хочу ли я с ней познакомиться, у меня было ощущение, будто земля ушла из-под ног. Мне тогда было десять лет.

– Как вы познакомились?

– Февраль, снег, ветер. Меня оставили у площадки. Лидия Ивановна работала с группой из сорока владельцев собак. Это была на вид простая и довольно грубая бабуля с палочкой. А на самом деле – очень опытный педагог. Она подошла ко мне и спросила: «Мальчик, ты что здесь делаешь?» – «Хочу быть кинологом». – «Здесь вообще-то работают. Иди отсюда».

– Не ушли?

– Нет, стал приходить на каждое ее занятие. Несколько раз Лидия Ивановна пыталась меня прогнать. Затем, продолжая вести себя со мной сурово, все-таки стала давать небольшие задания, например: «Подержи сундука!» (она так ротвейлеров называла). Я брал пса за ошейник. Он убегал. Я за ним через всю площадку ехал мордой по земле. Вставал весь ободранный, но ошейник не отпускал. Наконец в какой-то момент она сказала: «Ну, молодец, молодец! У тебя собаки-то нет?» – «Нет, мы в квартире перенаселенной живем». – «Ну, ладно, будешь помощником».

Стала поручать мне держать обручи и палки, через которые прыгают собаки. Давала другие задания. Потом как-то спросила: «Какую ты собаку хочешь?» – «Ньюфаундленда». Она посмеялась. Но через какое-то время сказала, что хочет видеть моих родственников. Приехали мама с бабушкой. Она к ним целый час не подходила, занимаясь с группой. Нагнала пафоса. Затем подошла и сказала четыре слова: «Ему нужна собака – ньюф». И ушла.

После этого в семье произошла революция. У меня появилась совершенно замечательная собака… Только когда Лидию Ивановну хоронили (была огромная толпа, в том числе много известных людей), я узнал, что она специально ездила смотреть щенков передо мной. Ей было интересно узнать, какого щенка я выберу, и совпадут ли наши с ней взгляды. Когда я услышал эту историю, то расплакался.

– Куда вы поступили после школы?

– На биофак. Но в конце второго курса ушел. Проявился бунтарский дух – я воспринимал университет как рамки. Пришел в деканат, положил студенческий билет на стол, замдекана пожал мне руку и пожелал удачи.

– Чем вы занялись?

– С 2000 года я ушел в ремесло. До этого зарабатывал деньги, продавая металлические бочки и мясо для собак. Мне казалась, что до кинолога я еще не дорос. Заняться частной практикой меня убедили владельцы собак, с которыми я занимался бесплатно, а также моя первая жена.

Я рано женился, появились дети. Необходимость кормить семью заставила меня очень много практиковаться. В индивидуальной работе я ухитрялся брать по восемь клиентов в день.

– Как вы их находили?

– Давал объявления о дрессировке собак. Кроме того, меня многие знали. Но практика мне давалась нелегко. Когда я начинал, моя собака была не самой дрессированной в нашем коллективе. Надо мной даже подсмеивались. При этом называли великим теоретиком – я хорошо объясняю и знаю биологию. Постепенно поднаторел и в практике. Меня рекомендовали знакомым: дескать, есть такой парень, очень интересно рассказывает, решает нестандартные задачи.

Я изучал отрасли биологии, связанные с поведением собак. Параллельно меня интересовал вопрос взаимодействия с клиентами. И я стал изучать психологию человека. Уже тогда я был убежден, что кинолог должен быть психологом. Не секрет, что когда инструкторы встречаются, они всегда обсуждают, как просто с собаками и как сложно с людьми.

– Вы занимались самообразованием?

– Я никогда не терял связь с биофаком. Сейчас я счастлив дружбой и сотрудничеством с ведущими исследователями поведения животных, в том числе с мировым именем. И как занимался, так и продолжаю заниматься самообразованием и исследованиями. Под ними потом не стоит моя подпись, но это не главное. Мне интересны знания!

– Как можно, минуя официальные пути, собрать материал для исследований?

– Я наблюдал за бродячими собаками. Договаривался с зоопарками, когда меня интересовали волки. Помогал в питомнике кавказских овчарок – они были мне интересны тем, что физически сильнее человека. И если ты пытаешься овчарку заставить что-то сделать, потом просто едешь в больницу, где тебя долго зашивают.

– Вы бесстрашный человек?

– Нет, специально не нарываюсь. В юности у меня был такой гормональный фон и состояние психики, что меня собаки вообще не трогали. Затем мои амбиции выросли. Я стал заставлять животных что-то делать, и при этом они меня много раз кусали. Затем я научился вводить себя в определенное состояние, прежде чем подходить к животному.

– Как?

 – С помощью аутотренингов, медитации.

– Какие самые серьезные травмы от животных у вас были?

– Енот несколько раз мне рвал вены и нервы на руках – долгое время на ладони не было чувствительности. А самый серьезный эпизод с собакой был с моей же кавказской овчаркой, которая долго меня не видела. Я пытался ее помыть, а она вцепилась мне в горло. Меня спасли шарф, повязанный из-за простуды, и подготовка – специально тренировался в играх с животными, чтобы от них защищаться. Для этой же цели занимался айкидо.

– Чем вы занимались помимо частной практики?

– С 2009 по 2015 год у меня был учебно-тренинговый центр для собак и их владельцев «Компаньон». Для этого центра я разработал программу курсов по подготовке зоопсихологов. Пригласил одиннадцать преподавателей. То же самое мне предложили сделать на базе психологического вуза. И полтора года я заведовал кафедрой в маленьком частном вузе. Разработал учебный план по прикладной зоопсихологии. Министерство образования и науки его утвердило. Появилась, таким образом, новая специальность. И я очень этим горжусь.

– Как же вы возглавляли кафедру без высшего образования?

– Скажем так: когда оно понадобилось я его получил. 

– Почему эти проекты прекратили свое существование?

Чем больше я развиваюсь как ученый, тем меньше развиваюсь как коммерсант и менеджер. Выезжаю только за счет отличных отзывов. Но когда речь идет о взаимодействии с различными организациями, порой и они не спасают. 

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Провожу частные консультации, езжу по России с авторскими семинарами по установлению отношений с животными, работаю с зоопарками и кинологическими лагерями. Только что был в Крыму в таком лагере. Зимой поеду под Челябинск.     

– Что можно сказать о материальной стороне дела?

– Моя трех-четырехчасовая консультация в Петербурге или Москве стоит 3000 рублей. За семинар продолжительностью два с половиной дня (с пятницы по воскресенье) я получаю, за вычетом моих затрат на дорогу и проживание, от 15 до 50 тысяч. Но в среднем ближе к 15 тысячам. Это очень тяжелая работа: десять-пятнадцать часов держать публику, чтобы всем было интересно. 

Я понимаю, что то, чем я занимаюсь, можно продавать гораздо выгоднее. Я все собираюсь этим заняться, но… Я живу исследованиями, работаю бесплатно, если мне это интересно. А потом возникают проблемы. Моя жизнь не очень устроена: кредиторы напоминают о себе, машина вот сломалась. Но зато я всегда занимался тем, что люблю.

Василий Тахистов







<<- Следующая статья:
Массаж по-тульски
Все статьи на Вакансия.ру Предыдущая статья: ->>
Если работа мешает полетам





Подписка на
Новые статьи Вакансия.ру








Рассылки Subscribe.Ru
Зарплаты двух столиц
Зарплаты двух столиц
 
Content.Mail.Ru  Рассылка 'Зарплаты двух столиц'  Рассылка 'Новости сайта ВАКАНСИЯ от А до Я'

За содержание частных объявлений администрация сайта Вакансия.ру ответственности не несет
Rambler's Top100